June 28th, 2008

волшебник

Чужого -- убить или спасти?

Прочитал тут у Лукьяненко интересное письмо, называется «Чужие и мы». В нём мэтр публично заявляет, что чужие (имеются в виду инопланетяне) всегда враги, что мы непременно с ними столкнёмся и непременно должны будем воевать. И что ни в коем случае нельзя благодушествовать или впадать в шапкозакидательские настроения, а надо готовиться к войне самым серьёзным образом. Процитирую под катом, чтобы было понятнее:

Collapse )

Честно говоря, я такого от Лукьяненко не ожидал. Нельзя же, в самом деле, быть таким идиотом в XXI веке.

Причина такого отношения к чужим заявлена в открытом виде в том же письме: отсутствие Бога в картине мира. Если Бога нет, тогда, значит, мир не имеет в своём основании ничего, никакого смысла нет нигде, и тогда вполне можно принять человеческую тупость за мировой закон. То есть получается, по мнению Сергея Васильевича, что тупая борьба самцов за самок и самок за самцов, характерная, в общем-то, больше для неразмышляющих пролетариев, есть священная истина и сермяжная правда.

Немножко порассуждаем. Пусть даже вопрос о существовании Бога, Который устроил мир разумно и заложил в него принципы дружбы и любви, тёмен и спорен (хотя это не так -- но пусть, раз Лукьяненко так думает). Но неужели идея борьбы со всяким ДРУГИМ может выдержать какую-то критику?

Любая сторона в любой борьбе считает себя правой: немцы верили Гитлеру, когда он воодушевлял их завоёвывать себе жизненное пространство и утверждал, что во всех проблемах виноваты евреи; русские верили Сталину (а до того Ленину), что идёт жестокая классовая борьба и всякий, у кого есть лошадь,-- кулак и мироед, которого надо в лагере сгноить. Примеров бесконечно много. И, по моему искреннему мнению, одним из важнейших завоеваний XX века следует считать именно преодоление этой тупости и осознание того простого факта, что жить в дружбе значительно выгоднее, чем враждовать. Как может писатель Лукьяненко откровенно проповедовать такой шовинизм? Просто потому, что мы с чужими скрещиваться, скорее всего, не сможем, тогда как евреи с немцами могли, равно как и батраки с кулаками? Расширил, так сказать, границы своей преданности на всё человечество, а потом нашла коса на камень...

Все мы умрём -- это бесспорный факт. Разве для истории имеет какое-то значение, какая именно сторона умрёт? Два африканских племени, какие-нибудь тутси и хуту, жестоко и беспощадно истребляющие друг друга, для нас выглядят одинаково, и мы ни за что не поймём, в чём суть их разногласий. Неужели разумный человек не понимает, что биться за верховенство своего клана, истребляя клан чужой,-- это верх тупости? Монтекки и Капулетти -- кто более матери-истории ценен? «Чума на оба ваши дома!» И если мы заранее собираемся драться с инопланетянами, хотя они ещё и на горизонте не маячат, может быть, лучше сразу исчезнуть из истории, чтобы было поменьше жертв? На примере Земли мы видим, что в конце концов всё равно выживет только тот, кто прекратит воевать и начнёт дружить. Бог ведь один всё равно, и у инопланетян тоже были свои Богоявления.

Кстати, тут мы с шефом моим на работе поспорили о том же, но в применении к туркам и арабам в Европе. Его почему-то страшно расстраивает тот факт, что «Мерседесы» теперь делаются азиатами. Я попытался докопаться до глубинных причин этого мировоззрения и выяснил, что проблема в том, что, по мнению шефа, турки и арабы в Европе не хотят ассимилироваться. Для него тоже, как и для Лукьяненко, существуют только отношения хозяин-слуга. Ну, то есть если бы скрещивались и ассимилировались, то было бы нормально, а поскольку хотят сохранить свою национальную самобытность, то ничуть не лучше межпланетных тараканов, а значит -- дихлофос и точка.

Корабль дураков какой-то, ей-Богу...