chupin (chupin) wrote,
chupin
chupin

Category:

О национальной гордости великороссов, великоказахов и великоукраинцев

Стал писать комментарий в Фейсбуке, но получилось так длинно, что туда это не влазит. Запощу здесь. Это ответ на слова veryeager (хотя его ЖЖ взломали и я не уверен, восстановил ли он уже над ним контроль). Основная дискуссия была вот здесь.




Всё равно мне кажется, что ты, Игорь, напрасно так сильно переживаешь по поводу Украины. Идея независимости стала для многих стран в XX веке совершенно параноидальной. В принципе, все эти страны можно понять. Могу привести в пример Казахстан — просто потому, что хорошо знаю эту страну и много наблюдал за происходящими там процессами. Казахи очень хотят утвердить свою идентичность именно как независимого народа. Для этого им требуется развить собственный язык (который, насколько я понимаю, только-только робко выглядывает из колыбели) и реконструировать собственную историю в ключе «наш древний народ». И я, как бахаи, ощущаю, что просто обязан поддерживать такие стремления в любом казахе. Да, это национализм, и да, он так и норовит перерасти в нацизм и выплеснуться в актах насилия по отношению к другим народам, в том числе и русским. Их спасает наличие умного лидера, который умело лавирует в узком проливе между бандой орущих воинственные лозунги казахских националистов с одной стороны, и молчаливым, ущемляемым в своих правах русскоязычным населением (включая, в том числе, и депортированных туда Сталиным немцев), которое до сих пор служит экономическим фундаментом страны. Это очень непростой процесс — переход от состояния колонии к состоянию реальной независимой страны. И вполне так может статься, что молодой и энергичный Казахстан через пару десятков лет станет по-настоящему блистательной страной, тогда как Россия только-только начнёт преодолевать свои совковые проблемы. У метрополий, очевидно, тоже проблем хватает...

Например: казахская молодёжь активно едет учиться и работать на Запад, но после этого почти всегда возвращается. Немыслимое дело для россиян, которые если уезжают, то с мыслью «слинять»,— то есть бежать куда-нибудь, куда глаза глядят, и не оглядываться, чтобы не превратиться в соляной столп. А казахи вот наоборот — девушка получает Ph.D. в Штатах и приезжает обратно в родной Уральск, чтобы работать начальником лаборатории в университете. Молодой человек уезжает в Англию, получает там образование, потом 16 лет (!) работает в Shell, Schlumberger и протчая и протчая, дослуживается до крупного начальника — а потом возвращается в родную страну, чтобы стать замдиректора в мелкой, но энергичной фирмочке. На мой взгляд, это свидетельствует о реальном возрождении страны. В Казахстане элементарно молодёжь хотя бы старается учить английский, а у нас что? Опять начался откат к временам «железного занавеса», когда страна замыкается внутри себя и английский ей становится до лампочки.

Кстати, как я понимаю, на Украине похожий процесс тоже шёл — например, я читал интервью с одним немецким врачом, который спрашивал, почему к ним в клинику не едут врачи из России на стажировку. С Украины, из Белоруссии и Молдовы едут, а с России — нет. А это указывает на весьма печальный факт — медицина у нас не развивается и врачи не умеют лечить многие болезни, потому что по-английски не понимают, профильных журналов мирового уровня не читают и на конференции мирового уровня не ездят.

Надеюсь, ты усмотришь в моих комментариях не русофобию, как ты обычно делаешь, а их истинное наполнение — искреннюю боль на нашу страну и размышления о путях выхода из усугубляющегося кризиса. Ура-патриотизм сейчас нам ничем не поможет. Эпоха Бахауллы — эпоха объединения человечества. А это значит, что английский язык нам нужен, как воздух. Нам нужна интеграция в планетарную цивилизацию. Нужно ли нам при этом стремиться подчёркивать свою русскую идентичность, как казахи подчёркивают свою казахскую, а украинцы — украинскую? Не знаю. Я лично не испытываю такой внутренней необходимости. Подчёркиваю — я лично. Мне кажется, что многие россияне (примерно половина, я так думаю) эту психологическую нужду переросли и уже ощущают себя гражданами мира. Тогда как вторая половина, очевидно, как раз эту идентичность ещё не обрела и поэтому склоняется к националистическим лозунгам. Такова, наверное, и природа наших с тобой разногласий — ты стал патриотом, а я окончательно оформился как космополит. Поэтому у нас и страна так раскололась, что половина населения патриоты, а половина — космополиты.

Заметь, что я не против патриотизма — смотри мои рассуждения о казахах. Если кто-то из россиян ощущает необходимость отыскать и утвердить свою национальную идентичность, я буду только за. Этот этап обязательно должен быть пройден. Сначала обособление и национализм, и только потом — открытость и космополитизм.

Проблема ещё в том, что у нас страна слишком большая и наций в ней слишком много. Мы не можем осознать себя русскими, потому что у нас огромные области заняты другими этносами — татарами, бурятами, якутами и десятками других народностей. И все они тоже страстно хотят себя осознать именно татарами, бурятами, якутами и проч. По идее, им нужен бы свой президент, свой гимн, который они будут с гордостью петь на своём языке, и своя чётко осознанная история, со своими героями, великими учёными, поэтами, акынами и шаманами. На этой стадии другие этносы воспринимаются под боком резко враждебно. Когда в украинском вузе заставляют под дулом ружья петь гимн, перед этим спросив, «хто тут москаль», это страшно — но страшно только для тех, кто не хочет быть украинцем. Ты заметил, что если бы такая ситуация была в России, если вошли бы вооружённые люди, спросили, кто тут нерусский, а потом потребовали встать и запеть любимый тобой гимн,— ты сказал, что ты бы из принципа молчал, хотя гимн тебе нравится и ты не прочь его спеть от чистого сердца. А почему молчал бы? Надо укреплять национальную идентичность в тех, кто в этом нуждается.

Проблемы начинаются, когда государство многонациональное. Если единство наций не будет принято как священная идея (так, как она провозглашена Бахауллой), то будет, как в открывающей песне пинкфлойдовской «Стены» — «А у этого еврейская рожа! А вон негритос! Поставьте их к стенке!»

Что творится в этом плане на Украине, не знаю. Лично не знаю, потому что бывал там нечасто и ничего особенного тогда не заметил. Мне кажется, впрочем, что вышеописанный процесс там как раз и идёт — они хотят себя осознать, выкопать свою историю из обломков прошлого, отыскать там героев, поэтов и великих учёных, которые бы служили им примером истинной украинскости. И понятно, что страна там тоже расколота, потому что, по сути, слеплена из двух кусков — Западной и Восточной областей. Разные языки, разный менталитет. Если начать копать историю, то и история окажется разной. Будут разные герои, зачастую антагонистичные. Как у россиян с немцами примерно. Хотя лучше с французами сравнить — у нас герой Кутузов, а у них — Наполеон. Немцы-то пережили свою недавнюю попытку выкапывания национальной идентичности, и сознательно решили через эту стадию перескочить, сразу став космополитами. Хотя английский тоже у них не все знают. Особенностей хватает и в Германии, но, по крайней мере, стадию национального самоутверждения они вроде бы пережили. Германию я знаю значительно лучше Украины :-)

Вот когда мы перерастём эту фазу, на которой нам нужны такие исторические герои и такая идентичность, тут и откроется дорога к истинному единению. А пока надо национализм всячески поощрять, но держать его в рамках. Как это делают казахи, например. Эту стадию нельзя отменить, её надо пройти и пережить. Иначе эта психотравма так у будет где-то сидеть занозой в народном подсознании.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments