?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Стал тут читать очередную статью «Стратфора», от Джея Огилви (Jay Ogilvy), который только что вернулся из России, с открытия музея Ельцину в Екатеринбурге. Он вспоминает там про «народную дипломатию», как он Ельцина возил в Штаты в 1989 году, и тот плакал, увидев сто сортов горчицы в супермаркете в Хьюстоне: «Оказывается, всю жизнь мне врали...» Как он (Огилви) увидел московское метро и поражённо сказал сопровождавшим его русским: «Теперь я понимаю, в чём разница между капитализмом и коммунизмом. У нас мрамор только в банках увидишь, а у вас им отделывают остановки общественного транспорта». Как он услышал церковный хор в Тбилиси, и его накрыло насчёт того, что не такие уж коммунисты, видимо, и безбожные, как его учили... И как его поразили машины с мигалками, проносящиеся по Москве. Задумчиво нахмурившись, он заметил в тот момент:
«Хоть у вас, вроде бы, и бесклассовое общество, но наши сенаторы и конгрессмены и мечтать не могут о таких королевских почестях»...

И вдруг меня такое пронзительное чувство посетило... Сравнительное, насчёт интеллектуальной атмосферы на Западе и у нас. Примерно такое: у них это похоже на лес светлый и широкий, где деревья не теснятся и получают достаточно света, отчего вырастают большими и раскидистыми. А у нас — как сумрачные подмосковные леса, где деревья стоят вплотную друг к другу, тянутся к бесконечно далёкому клочку неба вверху, ловя свет солнца крошечной купой листиков на вершине, и валясь грудами на землю после каждого приступа ветреной погоды...

Вот дед американский. Он когда-то был профессором философии в Йельском университете, ушёл оттуда в 1979 году и стал главой Станфордского Исследовательского Института (SRI). Основал крупную деловую сеть «планировщиков будущего» (Global Business Network of scenario planners), был деканом одного вуза в Сан-Франциско (Presidio Graduate School), написал книгу «Многомерный человек: как создавать лучшее будущее и жить без цели» (Many Dimensional Man, Creating Better Futures and Living Without a Goal). Надо попробовать почитать, кстати, название интригующее...

В общем, видно, что человек много всего за свою жизнь успел. И ещё почитайте ниже про его дела с Россией, он и тут к истории приобщился. Теперь вот для «Стратфора» пишет, на склоне лет... Философствует.

А у нас тут, в России, всё сурово. Чтобы вот так вот потихоньку заниматься разными делами, создавать вузы и организации бизнесменов... чревато. Стараются все сидеть тихо. Хотя сам Джей Огилви пишет (см. ниже), что уже новое поколение таки народилось. Ну, дай Бог, ему, свежим взглядом, будем надеяться, виднее.

Он, кстати, как и все иностранцы, первым делом изумился гостеприимности русских, когда к нам попал в 1983 году. Когда опускаешься на уровень простых людей, это главное, я думаю, чем наша страна примечательна и удивительна. Но интеллектуальная среда требует выхода куда-то выше, на уровень общественный, и вот тут начинаются проблемы. Просто так в России высказаться нельзя — сразу вляпаешься в политику. В Америке или в Европе есть какой-то промежуточный уровень — вроде и не политика, но уже и не разговоры на кухнях. Можно вполне безопасно порассуждать о тысяче всяких разных тем, касающихся обустройства государства. Собственно, до самого высокого уровня можешь рассуждать — можно таки выйти перед Белым Домом и сказать «долой Обаму», и тебе ничего не будет. На что любой русский, конечно, сразу же заметит, что он тоже может выйти на Красную площадь и сказать «долой Обаму», и ему ничего не будет :-)

Но лучше я проиллюстрирую это пересказом собственных слов автора. Думаю, это будет интереснее, чем мои собственные умственные спекуляции. Попытайтесь себе представить, мог бы так же действовать какой-то россиянин или нет...

Джей Огилви вспоминает, что, вернувшись из России в 1986 году, он хотел написать колонку под заглавием «Из России с надеждой». Но его отговорил Павел Познер, брат Владимира Познера. «Питать надежды было бы пока преждевременно»,— мрачно заметил он. И оказался неправ.

В 1991 Огилви опять побывал в России и порадовался, что очереди за едой почти исчезли, да и народ стал не таким оборванным. Хотя приватизация в стиле шоковой терапии, предложенная Джеффри Саксом и столь чудесно сработавшая в Польше, в России привела к совершенно неожиданным результатам — олигархи прихватизировали всё, до чего смогли дотянуться, а народ остался на развалинах и с пылью в карманах.

В 1998 году Сакс негативно оценил ряд действий российских реформаторов: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями... И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей»[2][3].


Огилви, кстати, сетует, что хотя Рональд Рейган в Рейкьявике и уверял Горбачёва, что НАТО не будет наращивать своё присутствие на российских границах, США именно этим впоследствии и занялись. Так что России было о чём волноваться, и агрессию нашу он не считает неспровоцированной.

В 2005 году Джей Огилви приезжал в Россию ещё раз, чтобы за десять дней взять 28 интервью у всяких разных высокопоставленных товарищей. Русские, в общем, постарались объяснить ему две вещи. Во-первых, что возврата к старому нет, и что Россия будет строить у себя капиталистическое и демократическое общество, но при этом будет делать это своим уникальным путём, а Америка пусть идёт к чёрту. Во-вторых, россияне горевали при нём по поводу того, что наши две части экономики — богатая добывающая и бедная потребительская — судя по всему, не собираются сливаться в экстазе. Доходы от нефти идут в карман олигархам и правителям, а крутящиеся, как белка в мясорубке, потребительские бизнесмены не получают от этого потока нефтедолларов особых дивидендов.

И вот, новый визит. Как же изменилась Россия, с точки зрения американца?


  1. Санкции всем по барабану.

  2. Завоёвывать Запад никто не собирается.

  3. Народ веселится.

  4. Народ богат и счастлив.

  5. Люди чувствуют себя свободными и нестеснёнными в способах самовыражения.

  6. И это не только в Москве так здорово. Екатеринбург — шикарный город. Ройзман — впечатляет.

  7. Санкции сказались на российской экономике положительно. Импортозамещение давно пора было начинать, но оно никому было не нужно, пока санкции не заставили.

  8. Напрашиваются сравнения с Китаем. Поначалу казалось, что путь, выбранный Китаем, более эффективен. Однако можно заметить, что особая разновидность авторитарного капитализма Путина работает даже лучше. Так что «особый путь» России таки имеет место быть.

  9. Нельзя не отметить и некоторые негативные моменты. Путин реально зажимает свободу СМИ. Последний (условно) независимый центр исследования общественного мнения, «Левада», был объявлен надысь врагом народа и, судя по всему, скоро хана им совсем. Пичалька.



При этом ни малейшего антиамериканизма он не заметил в нашей гостеприимной стране :-)

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
thaere
Sep. 23rd, 2016 07:58 am (UTC)
Видимо, он в спальном районе даже в Москве не появлялся.
А я выхожу из дома, прохожу в арку — а там вместо недавнего "228"  — "Обама чмо". Слушаю подростков лет 10-12 на детской площадке — и снова Обама чем-то им виноват. Лампочки в подъезде бьёт, наверное, и надписи на стенах рисует.
chupin
Sep. 23rd, 2016 11:15 am (UTC)
Обама виноват
В Москву в этот раз, как я понял, он не заезжал. Получается, екатеринбургская молодёжь более продвинутая и понимает, кто ссыт в подъездах :-)

Хотя он общался, я думаю, в основном хоть и не с дедами и бабками своего возраста, но с людьми зрелыми. К тому же наверняка с интеллектуальной элитой, а не со всякими «людьми, разговаривающими с телевизором». И среди людей этого возраста вряд ли много тех, кто серьёзно во всех грехах винит США.
( 2 comments — Leave a comment )