?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Чего-то потянуло меня перечитать «Спектр» Лукьяненко. Вспомнилось, как в своё время меня эта книга потрясла. Читал я её сразу после выхода, в 2002 году, на бумаге ещё — электронных читалок в то время не было ведь, и телефоны сотовые стремились к миниатюризации, а не к ослонению, как сейчас. Это неологизм от слова «слон», если что.

Книга, конечно, написана великолепно. Такого вкусного русского языка больше почти и нет нигде. Даже «Мастер и Маргарита» написана попроще, хотя Булгаков, безусловно, редкий мастер прозы. Такие у Лукьяненко встречаются пассажи, что прямо пиршество для глаз и ума. Хотя тут, скорее, дело в том, что Лукьяненко просто нравится вот так вот жонглировать словами. Тот же Пелевин, безусловно, не хуже иногда перлы выдаёт, но его лингвистические экзерсисы сами по себе не интересуют, он философию свою гнёт.

Но что касается философии у Лукьяненко, то, если честно, у него всегда были с этим проблемы. Потом-то он вообще какие-то странные воззрения приобрёл, типа «убить Чужого». Так что я его даже читать перестал, чтоб совсем не расстраиваться. Говорят, правда, что последняя его книга, «Квази», не менее очаровательна, чем ранние произведения, так что надо почитать.

Я вот в этой связи и хотел привести в пример одно место из «Спектра», где Лукьяненко озвучивает одну широко распространённую идиотскую фантазию материалистов, которую они используют, чтобы хихикать над верующими.

Идея эта такова, что душа — это тоже нечто материальное. Бахаулла изумлялся этой концепции в Своё время:

Мы с удовольствием расскажем тебе следующее: однажды один из Пророков вещал народу Своему то, на что вдохновил Его Всемогущий Господь. Воистину, Господь твой есть Вдохновитель, Милостивый, Возвышенный. Когда фонтан мудрости и красноречия излился из родника Его речения и вино Божественного знания опьянило тех, кто устремился к Его порогу, Он воскликнул: «Воззрите! Все исполнились Духа». Среди тех людей был тот, кто ухватился за сие утверждение и, влекомый собственными фантазиями, вообразил, что дух буквально проникает или входит в тело; он выдвинул пространные доказательства в подтверждение своей идеи, и многие люди пошли по его стопам.


Лукьяненко в одной из глав «Спектра» как раз и рассказывает о научном опыте, целью которого было определить, не отлетает ли что-то от мыслящего существа в момент смерти. Ну, понятное дело, выяснилось, что не отлетает.

Эксперимент был организован следующим образом:

– Сердечные сумки разрезаны, мозг умрёт через две‑три минуты, – спокойно сказал аранк. – Узнай, есть ли у меня душа. – Он вдруг улыбнулся. – И если она найдётся – помолись за меня вашему богу.
– Адеасс!
– Отнеси меня в детекторную… – Голос аранка ослабел... его глаза закрылись...
Ирина встала. Она была бледна как полотно, но голос снова обрёл твёрдость:
– Помогите мне!
– Что? – не понял Мартин.
– Вы слышали его слова? У нас есть лишь пара минут! Это последняя воля умирающего!
Что‑то было в её голосе. Неожиданная сила и настоящая тоска… Мартин даже не стал выдергивать из плеч саднящие стеклянные осколки. Вдвоём они быстро дотащили аранка до комнаты с чёрными зеркалами и уложили на белый диск. Выскочили в коридор. Ирина закрыла дверь, провела ладонью по стене – и в ней немедленно открылся экран.
– Он ещё жив, – прошептала Ирина. – Мозг умирает, но он ещё жив…
Стена словно бы мягко завибрировала. Ирина посмотрела на Мартина, пояснила:
– Всё, силовые поля включены. Эта комната изолирована от всей Вселенной… насколько это вообще возможно. Если есть в мире технология, способная поймать душу, – мы её поймаем.

Теперь вопрос на засыпку. Сколько весит один мегабайт информации? Меньше, чем терабайт, или как? Когда я копирую на флешку файл, что в ней меняется? И будет ли какая-то разница, если сломать в особой, изолированной от всей Вселенной комнате, два идентичных компьютера — но чтобы на одном в это время проигрывался какой-нибудь фильм, а на другом была запущена команда format c: ? Не, спору нет, разница будет заметная — компы будут греться по-разному, шуметь диском по-разному, излучать электромагнитные волны по-разному. Что указывает, однако, лишь на сложность постановки корректного эксперимента с определением наличия у них души. Ха-ха. Люди и, скажем, собаки ведь тоже будут умирать по-разному. Да и люди умирают каждый по-своему. Кто-то от яда, а кто-то от пулевого ранения. У одного будет высокая температура в момент смерти, у другого — озноб, кто-то будет кричать от боли, а кто-то улыбаться во сне.

Бахаулла говорил, что природу души познать нельзя. Ну, просто потому, что душа — это наш уровень, уровень человека, а представитель своего царства может полностью понять только царство хотя бы на ступеньку ниже. То есть, свою животную натуру мы успешно изучаем и понимаем, а вот что касается вопросов свободы воли, то тут мы оказываемся в полной растерянности. Конечно, с появлением компьютеров у нас появилась более яркая аналогия, чем аналогия Бахауллы про зеркало, но, по сути, ничего в нашем понимании не изменилось. Как мы не понимали, почему два брата-близнеца в идентичных условиях вырастают разными, так и теперь не понимаем. Один вот так захотел, а другой иначе — и начинают материалисты искать какой-то детерминизм в причинах их поведения. Нам претит мысль о том, что нечто может происходить случайно — ещё Эйнштейна это выводило из себя, и он восклицал: «Бог не играет в кости!» На что мудрый Нильс Бор отвечал ему: «Эйнштейн, не указывай Богу, что Ему делать».

Но идея информации как нематериальной сущности — это великая вещь. Раньше такого не было. В XIX веке информация весила совершенно конкретные граммы и килограммы — потому что у неё обязательно был материальный носитель. Книги, картины, узелковое письмо. А сейчас появились файлы, которые мы копируем, скачиваем и посылаем по электронной почте,— и всё это совершенно нематериально и ничего не весит. Как идеи, которыми мы обмениваемся. У тебя идея, ты поделился ею со мной, но твоя идея от этого не исчезла, а даже стала богаче. Мозг твой не полегчал и не потяжелел, когда что-то узналось или забылось. Просто нейроны были раньше связаны так, а теперь иначе. Три спички можно сложить треугольником, а можно звездой. Я взял книгу из электронной библиотеки — но она не обеднела. Я послал письмо со своего компа — но он не стал весить меньше.

Кстати, и аналогия зеркала не зря была Бахауллой придумана. В зеркале отражается моё лицо, а потом эта стекляшка разбивается. А вот рядом зеркало, с которого стёрли зеркальный слой, и в нём ничего не отражается — это как будто бы животное, души у него нет. Потом оно тоже разбивается. Можно ли заметить, что из одного зеркала исчезло изображение, а в простой стекляшке никогда отражения и не было? Тупой вопрос. Так и во время смерти человека — сначала душа там отражается, а потом перестаёт. Хоть какими детекторами это событие обставь, никакой разницы не заметишь.

Так что я искренне надеюсь, что материалисты перестанут быть такими догматиками. Как верно заметил Шоги Эффенди, материалисты — они такие идеалисты...

Но когда мы слышим это обвинение, давайте не будем забывать, что те, кто бросает его нам, это, как правило, идеалистически настроенные материалисты, для которых единственное «подлинное благо» заключается в материальных вещах, в то время как мы знаем, что явления материального мира — лишь отражение духовных условий, и пока духовные условия не изменятся, никакого прочного изменения к лучшему в материальных делах не может быть.

Comments

chupin
Jan. 12th, 2017 09:38 pm (UTC)
Всё в дом, всё в дом
«Не превращайте дела ваши в тенёта, дабы ловить ими предмет ваших устремлений...» Вот уж действительно. Меня постоянно поражает, что большинство православных молитв, развешанных у знакомых дома на кухнях надо столом, больше напоминают заклинания. Типа, «молитва Святой Богородице о ниспослании денег» или ещё что-нибудь в этом духе...
the_cranberry
Jan. 12th, 2017 11:20 pm (UTC)
Натурально, классика. «Тотем и табу». )
Могучее доверие к силе своих желаний.

Вот уж правда: «Исток всякого блага — упование на Бога, покорность Его заповеди и довольство Его святой волей и повелением».

Где там у Фрейда нет места для могущества человека — в научной стадии, кажись? ))